18 октября 2018

«Я — Минздрав, департамент образования и СанПиН в одном лице». Правила воспитания Маши Рупасовой

Реклама:

Стихи писателя Маши Рупасовой любят многие дети, но уже восемь лет её главный читатель — сын Макс. В новых «Правилах воспитания» — о том, как быть ребёнку зеркалом и полигоном, почему взрослые ведут себя как идиоты, и как рассказать сыну, что его усыновили.

1. Моя роль — быть проводником. Я рассказываю Максу всё, что знаю о внешнем и внутреннем мире. Я как зеркало: отражаю его, светлого, волевого, умного, уязвимого, нежного и упрямого. Мы вместе создаём этот образ себя, а я должна быть деликатным, бережным зеркалом.

А ещё я Роскомнадзор, минздрав, ФСИН, департамент образования, санитарный инспектор — внешний локус контроля, одним словом. Я выполняю роль полигона, на котором он испытывает разные способы взаимодействия с миром.

Фото: Ольга Паволга

2. Для меня материнство — это сопричастность чуду. Жизнь появилась на нашей планете четыре миллиарда лет назад. Мы просто не в состоянии вообразить такие цифры, но зато мы можем наблюдать это чудо жизни у себя под боком.

Можно и на чужих детей с этой целью посмотреть, конечно же, но ежесекундная вовлечённость возможна только с ребёнком, которого ты любишь и которому ты всецело принадлежишь.

3. Дисциплины у нас нет. Но и демократии нет. Ребёнок слушается взрослых, а мы, если есть возможность, всегда идём ему на встречу. Я сейчас спросила у сына, какие у нас дома правила. Он думал-думал, вспомнил, что дома нельзя орать. Зато на детской площадке сколько угодно. Вот и все правила.

4. Нельзя ругаться с человеком, который настолько младше. Для ругани нужно равноправие партнёров. Когда я чувствую, что могу начать ругаться, я беру паузу, чтобы собрать себя в разумного взрослого человека. Разумеется, пару-тройку раз в год я попадаю в постыдные для себя ситуации с воплями в адрес ребёнка: для этого нужно, чтобы я пропустила момент своей сильной усталости.

К примеру, сутки не спала, много работала, нервничала, а тут ребёнок — так удачно! — потерял в аэропорту чемодан с макбуком. При критическом дефиците ресурса как-то забывается, что и ребёнок, и чемодан, и макбук — это мамина ответственность.

Фото: Ольга Паволга

5. Взрослые тоже ведут себя как идиоты, ну что поделать. В таких случаях я быстро беру себя в руки, кратко извиняюсь, успокаиваю ребёнка, а потом, через пару дней, возвращаюсь к этому случаю в спокойной обстановке. Проговариваю его чувства: испугался, обиделся, очень разозлился на маму. Объясняю свои причины и говорю, что это в любом случае меня не оправдывает.

Добавляю, что он вполне может меня не прощать, но я буду стараться, чтобы этого не повторилось. И я, правда, очень стараюсь: недавно мы летели 17 утомительных часов без единого конфликта — я несколько раз повторила себе, что я устала, я на взводе, но ребёнок не имеет к этому ни малейшего отношения.

6. Папа — нормальный взрослый человек, не нуждающийся в няньке. Большое счастье, когда это так. Я работаю дома, поэтому мне достаётся больше и ребёнка, и бытовых забот. Но наш папа включён в ребёнка полностью: он знает всех его друзей, учителей и врачей, он знает, чем ребёнок болел, чем привит. Домашние занятия математикой — на папе, на нём же — часть прогулок и половина укладываний на ночь.

Читай продолжение на следующей странице

«Я — Минздрав, департамент образования и СанПиН в одном лице». Правила воспитания Маши Рупасовой