9 ноября 2018

Попутчица

Реклама:

Посадку уже объявили, и Виктор вышел на перрон. После недельной командировки возвращался домой. Войдя в плацкартный вагон, нашел свое нижнее место. Пока располагался, услышал, как кто-то, тяжело дыша, идет по вагону.

Повернулся, — пожилая женщина с сумкой на колесиках, напоминавшей больше рюкзак, в осеннем пальто и цветном платке, стояла напротив, стараясь отдышаться.

М.Г. Гапен (Гефен) Портрет пожилой женщины

«Ну, все, — подумал Виктор, — бабуля, явно, моя соседка, сейчас нижнее место будет клянчить».
— Глянь сюда, сынок, у меня вроде нижнее, — отдышавшись, попросила пассажирка.

Место и, правда, оказалось нижнее. Она начала суетиться, раскладывая вещи. Виктор заметил, что соседке лет семьдесят. «Надо же, — подумал он, — и в таком возрасте ездят, чего дома не сидится».

Женщина, наконец, уселась на свою полку, сложив морщинистые руки на коленях. В вагон проходили пассажиры, но на верхние места их плацкарта никого не было. Виктор уже смирился, что придется ехать с пожилой пассажиркой, с которой и не поговоришь.

Поезд тронулся. Вскоре появилась проводница, — принесла белье. Женщина тут же стала возиться с постельным, аккуратно расстилая и заправляя. Потом снова села и первая заговорила:

— Непривычна мне такая постель, дома-то у меня кровать мягкая, а тут придется бока помять. С самой молодости не ездила, да уже и не надеялась, что поеду.
Виктор кивнул и продолжал молчать.

— Меня Валентина Степановна зовут. А вас как величать?

— Виктор.

— А по батюшке?

— Матвеевич. Можно просто Виктор.

— Ну, да, можно, ты еще молодой, можно и по имени. В гости едешь?

— Почему в гости? – удивился Виктор. – Из командировки домой еду.

— Вот как! Домой – это хорошо. А я вот из дома на старости лет. – Женщина вдруг замолчала и стала смотреть в окно. Виктору показалось, что в глазах появились слезы, хотя и не плачет. Ему вдруг стало стыдно, что так недружелюбно отнесся к своей пожилой соседке.

— А вы тоже домой, или из дома? – Решив сгладить свою холодность, заговорил Виктор.

— Из дома, сынок, из дома, — вот и непривычно мне, — тут ехать сутки всего, а беспокойно в дороге-то.

— А к кому едете?

— К дочке еду, — Валентина Степановна вытащила из кармана платочек и вытерла набежавшую слезу.

Читай продолжение на следующей странице

Попутчица