4 января 2019

Неужели мы так жили?

Реклама:

Перед Новым годом случается ностальгия. И я вдруг задумался: а как мы вообще жили тогда, в моей юности? В 70-е и 80-? Хочу восстановить всё в деталях.

Договариваюсь, скажем, о встрече с девушкой у памятника Пушкину. Зима, холодно, девушка опаздывает. Но я очень ее люблю, я топчусь, жду у памятника. А ее все нет, полчаса уже прошло. Так, в чем же проблема? Сейчас напишу ей в вотсапе! Спрошу, где она? Рыщу по карманам… Где мой телефон? Вот я дурак! Нет никакого телефона. И никакого вотсапа нет, телеграма нет. Ничего нет, кроме любви. Стой, жди. Мерзни.

Да, вон телефонная будка, и есть две копейки, но куда звонить, если она уже в пути? Можно, конечно, ей домой, но вдруг пока я буду звонить, она появится тут и меня не увидит. Нет, буду стоять и мерзнуть.

Боже, счастье, пришла!

Она целует меня в морозную щеку:

– Ой извини ради бога!

– Где же ты была?

– Да мы с подружкой забежали в brow-бар, решили заняться бровями…

– Стоп! – я смеюсь. – Что ты такое говоришь? Сейчас 1984 год, какие брау-бары?

Нет, конечно, мы такого не говорим. Моя девушка сама делает себе маникюр, бровями тоже сама занимается, а в парикмахерскую «Чародейка» надо записываться сильно заранее. Мы не знаем слов «эпиляция», «шатуш», «пилинг», «шеллак», даже слова «бьюти-процедура» не знаем. Плохо ли нам без этого? Мне по фигу, а девушки немного страдают, конечно.

Зато можно голову мыть уксусом, это добавляет объема. Ну не чистым, нет, растворив его в воде. Это наша бьюти-процедура. А еще можно пивом. Чтобы волосы укрепить. Что? Каким «Туборгом»? Каким еще «Хайнекеном»? Мы не знаем таких сортов. У нас тут «Ячменный колос», «Жигулевское», и это, как его… «Московское», вот! Что не допили – можно пустить на волосы.

Да, я вспоминаю все до мелочей. Я уже в том времени, в том очень далеком году.

Мы тут вообще дико изобретательны. В магазинах жуткие шмотки, но каждая вторая девушка отлично шьет. Да что девушки? Сейчас, в середине 80-х стали модны рюкзаки, их привозят из заграницы. Но мне оттуда никто ничего не привезет, поэтому я сам шью себе рюкзак из старой куртки.

Я, сам. Парень. На машинке «Зингер». Шью как миленький. И получился нормальный рюкзак, вполне модный. Потом шил даже брюки. Неужели я это умел? Заправлять катушку в челнок, строчить прямые швы? Неужели я все это делал? И был счастлив, бежал к маме: «Смотри, как я сшил!».

Читай продолжение на следующей странице

Неужели мы так жили?