Деда Григория я боялся с раннего детства. Дом у нас на две части: в большей жили папа, мама и я, а в пристройке

Реклама:

Деда Григория я боялся с раннего детства. Дом у нас на две части: в большей жили папа, мама и я. В пристройке, совмещённой из небольшой комнатки и крохотной кухни — дедушка по отцовской линии. По воскресеньям вся семья обязательно собиралась за общим столом во время обеда — такое было правило:

— А правила нарушать нельзя. Точка! — говорил Григорий.

Тот разговор я не забуду никогда… Мне тогда было лет семь.

— Я полюбил другую женщину, а с тобой, Галя, развожусь, — холодно сказал мой отец. — Жить мы планируем здесь, в родительском доме, а ты с Кириллом переберешься к своим старикам.
Мама, наклонив голову, ничего не говорила, по щекам у нее текли слезы. Дед молчал, потом вышел на крыльцо, закурил, зло сплюнул, погасил папиросу и вернулся в дом:

— Галя, — обратился старик к маме. — Собери его вещи. Сейчас же. Немедленно.

— Не понял? — возмутился отец. — Это мой дом! Мы с молодой женой здесь жить будем.

— У тебя нет больше дома. Можешь идти на все четыре стороны. Со своей молодой женой. Я все сказал. Точка! Ты же знаешь, что со мной лучше не спорить? — старик как-то странно глянул на своего сына.

Взгляд его был тяжелый.

— Знаю! Недаром тебя ведьмаком называют! — скрипнул зубами от злости мой папаша.

— Я не ведьмак! Я — ведун. Многое знаю и предчувствую, — отрезал холодно Григорий и обратился к моей маме: — Галочка, я всегда мечтал о дочери. Не сложилось… А вот теперь у меня есть дочка. Ничего не бойся. Я всегда буду рядом, — похлопал ее по плечу. .

Отец уехал из нашего дома. Больше я никогда его не видел: он женился и уехал в ближнее зарубежье, а о том, что у него есть отец и сын, — забыл напрочь. Что ж, Бог ему судья… Старик был суров, строг, но, как теперь понимаю, справедлив. Я же деда не любил! Стоило прогулять уроки в школе, а он уже об этом знал. И, конечно же, наказывал. Не скрою, доставалось часто.

— Просачковал вчера? — строго спрашивал у меня. — Лупить не буду, я против этих методов. Отработаешь.

Если бы вы знали эти отработки! То соседской старухе бабе Дусе забор покрасить, то ей же воды наносить, то корову пасти. А потом, вечером, когда все пацаны в клуб идут, загон чистить. А это дело не из приятных! Но ослушаться нельзя, старый Григорий не позволит:

Читай продолжение на следующей странице

Деда Григория я боялся с раннего детства. Дом у нас на две части: в большей жили папа, мама и я, а в пристройке